Дом раздора


Гульсум Мансурова вот уже 11 лет ведет борьбу за дом, доставшийся ей в наследство от покойной матери. В нем проживает Амин Кутулдиев вместе со своей семьей, по ее словам, чужой человек, незаконно прописавшийся в ее доме.

 

Все эти годы Мансурова пишет в различные инстанции, пытаясь выселить квартиранта, а в последнее время - получить материальный и моральный ущерб за снесенные террасу и две комнаты без ее ведома. Было несколько обращений в суды. Предпоследнее заявление сдано в Высший суд, который в данный момент рассматривает ее дело.

 

- Этих людей я сама привела из села Украч Тайлякского района, - рассказывает Гульсум Мансурова. - Мать Амина была женой председателя сельсовета. Из-за того, что на протяжении 10 лет у нее не было детей, пара развелась. Я, пожалев, привела ее в дом матери, которая на тот момент жила одна, так как мой братишка из-за драки сидел в тюрьме. Мелихол Эшонкулова подрабатывала, работая уборщицей и подметая улицы. Она нисколько не платила за проживание и потихонечку здесь прописалась.

 

Очередная инстанция, куда обращается Гульсум Мансурова – хокимият Самаркандской области. В своем заявлении просит наказать председателя махалли "Устозлар” Олима Узакова и участкового инспектора Алама Касымова, которые давали неправильную информацию в нескольких актах для суда о состоянии ее дома по улице Кахрамон, 19.

 

- Когда мы пришли посмотреть на место сноса для получения ущерба, Узоков Олим ака составил четыре акта, - говорит заявительница. - Первый был по моему обращению к руководителю профсоюзного комитета Рафикову. В акте, подписанном еще 13 гражданами, было указано, что ничего не снесено и никакого ущерба не причинено. Во втором акте от 24 июляпишут, что, да, на самом деле дом снесен из-за шаткого состояния, но, на его месте Амином построен новый, где он живет со своей супругой и детьми. Также говорится, что их семья считается малообеспеченной, хотя я так не считаю. В третьем - признается факт сноса, но, якобы, построен новый дом. Это тоже неправильно. Здесь нетновой постройки! В четвертом акте после моего обращения к хокиму области, моим вопросом занялся начальник УВД области. На место приехал старший следователь Дильшод Курбанов, который подтвердил, что мои прежние постройки снесены, и данная площадка пустует.

 

На самом деле, в третьем акте нет слов о новом построенном доме. Но, практически во всех указано, что дом достался Амину от отца и матери.

 

Как утверждает Гульсум Мансурова, сын покойной квартирантки Мелихол Эшанкуловойпоявился непонятно откуда, и онтакже прописался обманным путем.

 

- Мы не знали об этом. Когда стали проверять, оказалось, что нотариус города Джумы Пастдаргомского района Мадина Набиева за взятку сделала Амину прописку в нашем доме. Я на нее подала в суд.

 

В 1996 году мать Мансуровой Мияссар Кутулдиева написала завещание, согласно которому отдала свою часть дома дочери Гульсум. Есть и кадастровые документы, подтверждающие, что хозяйкой с 1996 года является Гульсум Мансурова.

 

По словам Олима Узакова, председателем махалли он является 8 месяцев и данные документы составлялись со слов соседей.

 

- Я позвал нескольких соседей и спросил, было ли тут какое-либо построение, учитывая, что у Амина нет на руках кадастра. Мне сказали, что он ее родной племянник, а здесь была старая терраса и комната, находящиеся в аварийном состоянии. Амин снес, чтобы не упало на голову детям. И мне были показаны вот эти фотографии, которые мы и предоставили хокимияту и милиции. Этот скандал длится 30 лет. Пусть всерешает суд, а не махалля. Если честно, я не видел, чтобы Гульсум Мансурова здесь жила. Так говорят и соседи.

 

Местные старожилы утверждают, что Амин – родной племянник заявительницы и сын ее покойного братишки. И что он все свое детство провел в этом доме.

 

- Он с раннего детства здесь…Я знала отца Барон ака, мы все вместе выросли, также знала отца Амина Тоира. Это его сын, здесь он вырос. Участвовал во всех мероприятиях, постоянно здесь в нашей махалле, - говорит Шарофат Ашурова жительница махалли «Устозлар».

 

- Знал бабушку и дедушку Кутулдиева Амина Бахрон ака, его отца Тоира, маму Мелихол, - вспоминаетШукур Азизов аксакал махалли. - Она пришла к нам в махаллю в 1982 году, вышла замуж за Тоира и в 83 году родила Амина, который живет по сей день. Он хороший парень и ему некуда пойти, он же здесь родился.

 

Сам Амин Кутулдиев также говорит, что дом достался ему от отца, и он не понимает, как бабушка могла переписать его своей дочери. Все это время держит дом в надлежащем виде, поддерживая периодически ремонтными работами, утверждает Амин.

 

- Я живу здесь 36 лет с момента рождения. Гульсум Мансурова даже один кирпич не поставила здесь. Не знаю, как так вышло, что она стала наследницей. Бабушка в последние годы был не в себе. После смерти я сам похоронил бабушку. Соседи могут подтвердить. Эту террасу построил мой отец. Она была в аварийном состоянии, я был вынужден снести, так как в любой момент могла упасть на моих детей. За газ свет, налоги- за все плачу сам.

 

Но, при этом документов, подтверждающих родство с братом заявительницы, нет. По словам Кутулдиева, свидетельство о рождении было утеряно.

 

- Даже во время болезни тетя Амина не навещала свою маму. Как вышла замуж, так почти 40лет ее не видели, - возмущается аксакал махалли Адаш Аминов.

 

На эти слова Гульсум Мансурова предоставила выписку из больницы, где лечилась ее мать перед кончиной, и расписку о том, что забирает домой.

 

В нашем присутствии разгорелся спор о выплате налогов. Каждая сторона твердит, что именно они регулярно платят налоги, демонстрируя квитанции. Но, как разъяснили нам специалисты, не важно кто производит оплату, средства во всех случаях идут на один счет – хозяина жилища, в данном случае, Мансуровой.

 

Подытожив работу рабочей группы по обращению заявительницы, сделано несколько выводов:

- действительно, терраса и комнаты были снесены;

- на самом деле Мансурова является наследницей своей матери и хозяйкой дома;

- является ли Амин родным племянником можно определить лишь через анализы ДНК.

- а относительно просьбы заявительницы наказать председателя махалли и участкового инспектора за ложные сведения, то это не в компетенции хокимията, а только лишь судебных органов.

 

За эти годы были несколько судебных заседаний, где Мансурова выступала то в роли ответчицы, то истицы. Ее то лишали права пользования домом согласно статьи 54 Жилищного кодекса РУз, то, наоборот, возвращали.

 

В данное время заявление Мансуровой, где она требует возмещения морального и материального ущерба в результате сноса ее построек в 60 миллионов сумов, на рассмотрении в Высшем суде.

 

Чем закончится эта история, покажет время.

 

Зарина Амритдинова

Комментариев: 0
Добавить комментарий
Яндекс.Метрика